Black house

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Black house » Флэшбэки » Туда и обратно


Туда и обратно

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название: Туда и обратно;
Время действия и длительность эпизода: три года назад, ноябрьский вечер (если верить вечно врущему календарю), всё началось в семь часов;
Погодные условия: сумеречная пасмурность, промозглая сырость, за стенами Дома изливает душу тихий дождь, температура приближается к нулю градусов по Цельсию;
Участники: Уилбур Крайтон, Киран МакМанус;
Краткая суть: иногда часовщику хочется разбавить своё одиночество интересной книгой, тогда он отправляется в библиотеку. Вот только ориентируется Киран в Доме, даже вооружившись картой и компасом, настолько плохо, что при отсутствии нужного градуса везения радостно навестит все блудные патологии. Мистер Крайтон же всегда делает всё, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте.

0

2

Уилбур Крайтон умер, потерял работу и лишился всего заработанного за жизнь. Но эти изменения прошли мимо его внимания.
Всерьёз он отметил только то, что после смерти у него изменился режим. Все ночи пролетали за последними правками, вёрсткой и печатью.
Этот выпуск "Грязной правды" выдался объёмным, в целых четыре страницы. Жаль, Уилбур пока не нашёл способа печатать фотографии, но в скором времени и эта ступень должна была быть преодолена. А пока недостаток компенсировался крупными заголовками и захватывающими статьями. "Эксперты доказали: обитатели Чёрного дома существуют ради корма макрофагам!!!" - надрывались буквы на первой полосе. Уилбур был доволен: над подбором доказательств и аргументов он корпел не один час, и результат того стоил. В конце концов, нигде не уточнялось, какого рода эксперты выдвигают подобные утверждения. И наверняка многие задумывались, кому на руку медленное, неуклонное повышение градуса даже за незначительные проступки.
В несколько ходок перетащив стопки газет с фабрики к дому, Уилбур принялся рассовывать их под двери. Темнота, густой пыльный воздух, запах типографской краски, скрип половиц. Время от времени удавалось услышать голоса обитателей комнат, что давало пищу для будущих выпусков. Закончив с распространением "Грязной правды", Уилбур вернулся к себе.
Умиротворённый, благостный, преисполненный приятной усталости, он навестил ванную, расстелил кровать, переоделся. Открутил крышку тяжёлой стальной фляги, расправляясь со своей порцией молока для хорошего сна и уже собрался было лечь, как вспомнил о невыполненном деле. После недолгих поисков из тайника были извлечены карманные часы. Скруглённые бока сияли в свете лампы, на фарфоровом белоснежном циферблате не было ни единого изъяна, цифры старого начертания радовали глаз. Сразу становилось ясно: часы старинные и они очень дороги владельцу. Любовно огладив французский корпус, Крайтон коснулся отверстия для заводного ключа - он и не думал, что такие карманные часы тоже бывают.
Последние глотки молока, приятная прохлада в руках. Осушив фляжку, Уилбур со всей силы впечатал её в часы. Прикрыл глаза, наслаждаясь тихим интеллигентным треском стекла. Ещё удар, ещё десяток. Пару раз Уилбур попал по собственным пальцам и оставил глубокую вмятину на столешнице, но это его не тревожило. Пьяноватая улыбка тронула его губы; он смахнул останки часов на пол и принялся топтать. Возбуждённый отстук сердца вплетался в скрип проминающегося металла, детальки разлетались в стороны, а радостный смех наверняка разбудил жильцов соседних комнат. Если бы не спящие соседи, Уилбур не стал бы дожидаться предрассветных часов, чтоб отвести душу.
Утомившись, он выудил из растерзанного механизма шестерню и продел в неё розовую прочную ленту. Вышло просто чудесно. Кирану наверняка понравится.
- Ты такой двинутый, что я тебе даже завидую, - сказал Уилбур своему припижамленному отражению в зеркале и мечтательно покрутил пальцем у виска.
"Интересно, - подумал он тут же, - я прикидываюсь или как?"
Отличная мысль, чтоб вертеть её в голове вместо подсчёта овец.
В странном мире посмертия занималось утро. Пробуждались жители дома, с самыми разными чувствами находили у порога жёлтую газетёнку и шли заниматься своими нелепыми делами. Уилбур Крайтон спал, безмятежный, как младенец.

Всё утро и большая часть дня прошли в бессмысленной беготне по Диснейленду и перестрелках с огромными разумными мышами. После пробуждения ещё два часа ушли на водные процедуры, поздний завтрак, дежурное смешивание с грязью тех несчастных, что в своё время имели глупость каким-то образом подставиться Крайтону, и выяснение, как отреагировали жители на новый выпуск. После чего Уилбур вспомнил о ещё не врученном подарке.
К его удивлению, в часовой башне МакМануса не оказалось. Это было возмутительно. Часовщику полагалось сидеть у себя в мастерской и смиренно ждать, когда Крайтон вспомнит о нём и придёт помучить. Вместо этого он позволил себе куда-то смыться. И мастерскую закрыл, даже не разнесёшь там всё.
Прикидывая, куда мог направиться МакМанус, Уилбур вдумчиво расплавлял при помощи зажигалки замочную скважину. Кирану не помешало бы тоже узнать, как неприятно глядеть на закрытую дверь. Но, конечно, от этой маленькой мести ничего не изменилось: часовщик ушёл и лишил себя прекрасного подарка.
Затруднения решила агентурная сеть. Она состояла из людей, грязные тайны которых Крайтон пока ещё не прополоскал на страницах газеты и которые не хотели огласки, а также из тех, кому он настолько осточертел, что они были готовы даже оказать что-то вроде добровольной помощи, лишь бы он исчез из пределов видимости.
Ответ был необычен: Кирана видели в доме.
Уилбур поторопился туда же, имея при этом вид мамаши, сдёрнутой с международного заседания ради родительского собрания. Потемневшие глаза обещали МакМанусу ещё больше проблем, чем он получал при обычной встрече.
"И что он там потерял? Неужели часы свои ищет?"
Окунувшись в давно надоевшую атмосферу подгнившей старомодности дома, Уилбур принялся бродить по коридорам. Поначалу раздражённый, он вскоре пришёл в хорошее расположение духа, задумавшись о том, как можно будет наказать Кирана за своевольность. Поднимаясь по очередной лестнице, он даже мурлыкал под нос, то и дело хищно вонзая ногти в ладони.
Блудного сына он нашёл на третьем этаже. Загодя сбавил ход, приняв самый скучающий вид. И, стоило Кирану повернуть на развилке, как ему в ухо влился шёпот:
- Жертву ищешь или так, вечерний моцион? Могу посоветовать тебе мистера Андерсена, у него очень длинная шея с острым кадыком, тебе наверняка понравится. И я бы хотел посмотреть.
Ухмыльнувшись с видом гимназиста-маньяка, Уилбур исчез в другом коридоре. "Надо было ещё за ухо укусить", - подумалось ему с досадой.
В следующий раз он снова подкрался к МакМанусу со спины, на этот раз уже на втором этаже. Он только хихикнул и тут же скрылся в тени.
На третий раз быстрое сближение завершилось просчитанным рывком. Лента затянулась на горле, погнутая шестерёнка впилась в кожу - о, вышло идеально, так, как и мечталось. Крепко сжимая концы ленты, Уилбур приобнимал своего почти-друга и чувствовал себя восхитительно, потрясающе двинуто.
- У меня есть подарок для тебя, - доверительно сказал он, примеряясь с укусом, как и хотел. - Если хорошо поблагодаришь и пообещаешь носить не снимая, я ослаблю хватку.

Отредактировано Wilbur Crichton (2013-11-03 00:35:29)

+1

3

Не смотря на то, что из всех обитателей сего неизменного междумирья МакМанус ближе всех подкрался к тайне времени, порой ему казалось, что жизнь была всего лишь сном, а реальность – это Дом, коридоры которого уводят всё дальше и дальше в вечность. Заперевшись в Часовой Башне, Киран изо всех сил пытался перестать быть собой. Каждое утро, глядя на своё гладко выбритое лицо в отражении, убеждал себя, что не любит шумные посиделки, большие компании и модных красавиц. Говорил себе, что чужая жизнь – не та цена, которую можно регулярно вносить в уплату за собственное душевное спокойствие. Но обмануть себя здесь, как оказалось, попросту невозможно.
Порой жажда чужого предсмертного вздоха накатывала с такой силой, что только боль могла отрезвить, сдёрнуть сизую дымку наваждения. МакМанус не считал себя психически больным, потребность убивать естественным образом сочеталась с необходимостью есть, пить, дышать и спать девять часов в неделю.
Иногда Кирана захлёстывала уверенность в том, что он совершенно зря искусственно сдерживает свои порывы, что Дом – всего лишь ширма, испытание, преграда, которую нужно преодолеть. Поселившиеся в душе демоны вторили этой уверенности, поддерживали её и подбрасывали разуму часовщика сомнения.

Впрочем, сегодняшний день был обычным. Серым, как и всегда, чуть более промозглым, чем вчера или завтра. Косые капли дождя расчерчивали окна Часовой Башни идеально параллельными линиями. Стук капель по крыше и подоконникам гулким эхом разносился по просторным помещениям. Демоны спали, сморенные остужающей меланхоличностью погоды. Не было острого желания ощутить в своих руках чужую смерть.
За последние три года у МакМануса было лишь несколько таких светлых дней, не омрачённых сдерживаемой жаждой. В такие дни часовщик мог позволить себе выйти из добровольного заточения и почувствовать себя хоть на пару часов частью общества мёртвых, а не мертвецом-одиночкой.

Кутаясь в пальто, Киран вышел за дверь Башни. Всякий раз, переступая порог своей комфортабельной тюрьмы, он чувствовал себя свободным. Не таким свободным, как в той жизни, которая наверняка являлась сном, но, всё же, свободным.
Ноябрьский дождь окропил ледяными каплями серый твид. Прячась за высоким воротником от пронизывающего ветра, МакМанус лёгкой трусцой преодолел расстояние от Башни до Дома. Погода сама сделала за часовщика выбор – где на этот раз он должен прогуляться, набраться впечатлений под завязку. Библиотека Дома – самое подходящее место для раздумий в одиночестве.
Киран взъерошил волосы, сгоняя с каштановых завитков тяжёлые капли. Потянул за резное кольцо, дверь подалась легко, хоть и с еле заметным скрипом. Войдя в просторный холл, МакМанус, как и всегда, почувствовал себя непрошенным гостем, чужаком, вторгшимся на заповедную территорию. Никого не встретив, часовщик проследовал к парадной лестнице, ведущей на верхние этажи. Воспоминание о местонахождении библиотеки отчего-то ускользало от Кирана, будто та была не в настроении принимать посетителей.
Не спеша, осторожно прислушиваясь к обстановке и собственным ощущениям, МакМанус побрёл наверх, намереваясь обойти стороной все патологии, решившие поохотиться на редкого гостя.
Ступеньки, лестничные пролёты, одинаковые двери, безликие стены и равная длина коридоров – Дом не собирался облегчать Кирану поиски правильного направления. Посчитав, что в который раз идёт по кругу, МакМанус развернулся в противоположную сторону и упёрся взглядом в Уилбура – свою последнюю жертву.

Киран много размышлял над правильностью и неизбежностью своего поступка, над значимостью посмертной встречи именно с Крайтоном. Когда-то ему казалось, что Уилбур – его личное наказание, пыточное средство, первая ступень расплаты за грехи. Со временем МакМанус пришёл к выводу, что их встреча была неизбежна и если бы Киран смог вернутся в ту ночь, когда его руки затянули виндзорский узел на шее Крайтона, он убил бы снова, не колеблясь.
Теперь же именно Уилбур сам того не осознавая помогал своему убийце держаться на краю пропасти, желание сорваться в которую порой бывало просто невыносимым.

― Надеялся хоть один вечер провести в тишине и одиночестве, — в такие спокойные дни, как сегодняшний, Киран почти верил, что дразнящие слова, не задевая его, текли мимо. ― Чем же тебе так не угодил мистер Андерсен? Отказался изображать послушного лабрадора?
Крайтон, ничего не ответив, улыбнулся всем своим безумием и скрылся за углом. Киран глубоко вдохнул. Раз уж Уилбур его нашёл, можно было более не мечтать о тихом отдыхе.
Продолжая безуспешно блуждать по коридорам и лестницам, МакМанус выжидающе искал признаки не только патологий, но и Крайтона. Однако второе и третье явления Уилбура оказались не менее внезапными.
Крайтона выдал звук жадного дыхания, но МакМанус всё равно не успел обернуться вовремя. Нечто маленькое, ребристое и острое впилось в шею часовщика, лента дополнила феерию ощущений приятной шелковой прохладой.
― Нет необходимости.
Киран резко дёрнулся вперёд, наклоняясь, шестерёнка впилась зубчиками в горло часового мастера. Почти одновременный разворот с выпадом в сторону Уилбура позволил МакМанусу сравнять счёт. Теперь уже горло Крайтона сжимала уверенная, не дрожащая рука.
― Опять добрался до моих часов? ― пальцы сжались чуть сильнее. ― Раз уж всё равно бездельничаешь, показал бы мне лучше дорогу в библиотеку.
Киран ощущал стук крайтоновского сердца всей льнущей к шее ладонью. Пьянящее чувство.
― Вот бы нам попасть в такой Ад, где я смог бы убивать тебя снова и снова.
Рана от шестерёнки саднила и кровоточила, но обычного отрезвления сознания не происходило. Часовщик впился жадным взглядом в шею Уилбура, огладил большим пальцем проступившую сквозь кожу натянутую жилу и судорожно вдохнул.

Отредактировано Kieran MacManus (2013-11-18 09:40:57)

+1


Вы здесь » Black house » Флэшбэки » Туда и обратно